Фото: соцсети.

Плата за вторжение: российская экономика не рушится, а стагнирует и отгораживается от мира

В первый военный год российский режим двигал хозяйство своей страны по пути, пройденному странами-изгоями. Но старался не перевернуть его вверх дном, слишком быстро приспосабливая к военным нуждам и ухудшая жизнь подданных. Во сколько обходится России война и как эти траты будут расти дальше?

Ожидания немедленного финансового краха РФ, которые распространились после 24 февраля 2022-го, вытекали скорее из эмоций, чем из объективного анализа. Такой крах стал бы фактом, если бы режим Путина попытался провести хозяйственную мобилизацию в сталинских масштабах и в сталинском темпе. Или если бы западные санкции сразу и полностью отключили бы экономику РФ от внешнего мира.

Но неадекватность правителя РФ была не настолько велика. А санкции, при всей их неожиданной для РФ силе, включались не сразу и не синхронно и не могли целиком заблокировать российскую экономику, поскольку не были всемирными.

Материальная цена, которую путинская Россия способна платить за эту войну, видимо, примерно соответствует бремени, которое уже десятки лет несет такая страна-изгой, как Иран. Вряд ли реальные возможности РФ выше. Но, с поправкой на втрое больший размер экономики, они внушительны.

Военные траты и как их оплатили

Расходы на «специальную военную операцию» засекречены. Траты по статье «национальная оборона» были в 2022-м формально увеличены с 3,5 трлн руб (выделенных на этот год в последнем «мирном» бюджете) до 4,7 трлн руб. По мнению околовластного политического эксперта Василия Кашина, этот рост отражает примерную стоимость войны: «Если общая дополнительная нагрузка на бюджет от «спецоперации» действительно составит 1,2 трлн рублей, то есть $18–20 млрд, то траты можно назвать сравнительно небольшими».

Но эта оценка не выглядит достоверной. Объявленные расходы федерального бюджета-2022 составили 31,1 трлн руб вместо 23,7 трлн руб., записанных в план, который был утвержден за два с половиной месяца до вторжения. Поднятие трат на 7,4 трлн руб подкреплялось ростом госдоходов против плана только по одной крупной статье – нефтегазовой (на 2 трлн руб), и при этом сопровождалось общим снижением реальных доходов в гражданском секторе.

Следовательно, 7,4 трлн руб (больше 50 тыс руб на каждого жителя РФ) можно принять как минимальную оценку прямых и косвенных добавочных расходов, возникших у властей РФ из-за нападения на Украину и выделенных ими на финансирование этой войны.

Для закрытия этих чрезвычайных трат (только бюджетный дефицит составил 3,3 трлн руб вместо запланированного в мирное время профицита в 1,3 трлн руб) власти РФ использовали следующие источники:

  • Перечисление в бюджет средств из неликвидной части Фонда национального благосостояния, то есть фактически эмиссия (примерно 3 трлн руб).
  • Продажа облигаций федерального займа (валовый объем 3,3 трлн руб; объем чистого привлечения 2,2 трлн руб). Эти размещения ОФЗ были запланированы еще в мирное время. Чтобы выполнить план, который стал критически важным, Минфину пришлось приложить крупные усилия. Убедить субъектов экономики дать властям деньги удалось только в конце 2022-го.   
  • Временное повышение налогов для госкомпаний и изъятие у них повышенных дивидендов (заметно больше 2 трлн руб). Один только «Газпром», по словам его главы Алексея Миллера, перечислил в бюджетную систему по всем позициям на 1,7 трлн руб больше, чем в 2021-м. При этом некоторые компании не только отделались малой кровью, но и встали на путь антипатриотизма: с помощью манипуляций укрыли часть доходов и от санкций, и от бюджета РФ, переведя их в свои офшорные подразделения. По словам аналитика нефтяного рынка Сергея Вакуленко, «одним из действующих лиц, стоящих за этой схемой по иронии судьбы является могущественная контролируемая государством «Роснефть», чей генеральный директор Игорь Сечин является одним из самых доверенных помощников Путина».

В целом, изъятие властями таких непривычно крупных средств хоть и обескровило экономику и уменьшило ее потенциал развития, но не стало революцией и хозяйственную систему РФ не подорвало. Наоборот, многие иерархические и коррупционные особенности так называемой путиномики проявили себя даже ярче обычного. Путин не рискнул отобрать у высшего слоя слишком уж большие ресурсы, ограничил этим свои военные возможности, но зато и не поставил под угрозу устойчивость режима.

Ущерб и как он будет расти дальше

Материальные последствия войны для РФ – это в первую очередь последствия санкций. В средне- и долгосрочном плане санкции бьют по возможностям развития экономики и военным возможностям режима. А в краткосрочном (в горизонте 2022-го и 2023-го) – они лишили РФ большей части ликвидных резервов, заставили западный бизнес эвакуироваться из России и ударили по внешней торговле РФ.

Блокировка в первые дни войны примерно $300 млрд из $640 млрд международных резервов оставила в распоряжении властей РФ в основном лишь малоликвидное золото и запасы юаней. Через год, к середине февраля 2023-го, даже и эти резервы уменьшились в долларовом исчислении еще на $51 млрд. Возможности властей РФ затыкать резервами бюджетные дыры в случае падения нефтедоходов сократились в несколько раз.

Чистый отток капитала из РФ вырос на $143 млрд (с $74 млрд в 2021-м до $217 млрд в 2022-м). В значительной мере это результат эвакуации западных компаний, за бесценок распродающих в РФ свою собственность, лишь бы оттуда выбраться. Россия освобождается от вложенных в нее западных денег и от сопутствующих знаний, технологий и возможностей развития.

Санкции против российского экспорта всерьез заработали только в конце 2022-го – начале 2023-го и на первом году войны успели оказать умеренное и одновременно противоречивое воздействие на экспортную ситуацию РФ.

В результате наложения нескольких взаимно противоположных факторов, экспорт товаров и услуг РФ в 2022-м, видимо, оказался примерно таким же (или даже несколько меньшим), каким был бы и без войны. Он вырос по сравнению с 2021-м на $78 млрд (с $550 млрд до $628 млрд). Но и накануне войны, в «мирных» еще январе-феврале 2022-го, экспорт был больше, чем в 2021-м, на 68%, а импорт – на 35%. Важно поэтому не увеличение экспортной выручки, которая и без войны бы увеличилась, а сокращение импорта в РФ.

Импорт товаров и услуг уменьшился на $34 млрд (с $380 млрд в 2021-м до $346 млрд в 2022-м). Санкции ударили по российскому импорту уже в марте, в апреле и мае сократили его вдвое, но затем не смогли помешать его переориентации на незападные страны. Однако и в последнем квартале 2022-го импорт был в стоимостном выражении на 9% ниже, чем в конце 2021-го, а в реальном измерении не был с ним сопоставим из-за сниженного качества и выросших цен.

Выраженная тенденция роста импорта и экспорта в последние мирные месяцы позволяет уверенно предположить, что без войны импорт РФ заметно вырос бы в 2022-м. Оценка импортных потерь от санкций в $50 – 100 млрд выглядит скорее преуменьшенной.

Общий ущерб от санкций, прямой и косвенный, который РФ потерпела в 2022-м, составляет таким образом больше $500 млрд ($3500 на душу населения) и включает:

  • заблокированные резервы ($300 млрд);
  • безвозвратно ушедший капитал (рост его оттока — $143 млрд);
  • потерянный импорт ($50 – 100 млрд).

Оценить дальнейшие потери можно только очень приблизительно. По мере укрепления изоляции РФ от западного мира продолжится отток капитала. Он может занять еще пару лет, прежде чем оставшиеся активы будут распроданы.

А прежде, чем торговля РФ замкнется на Китае (в 2022-м на него пришлось уже больше четверти российского товарооборота), российская экономика и российские потребители будут изживать последствия недавней завязанности внешней торговли на «недружественные страны». В 2021-м на эти страны приходилось больше 50% товарооборота РФ: в экспорте — $307 млрд и в импорте — $197 млрд. За первый год войны была ликвидирована лишь примерно половина этой торговли. Оставшееся сворачивается только сейчас.

Сколько потерял рядовой россиянин

По официальному счету простые граждане почти не обеднели. Реальные располагаемые доходы, по которым отчитывается Росстат, лишь слегка уменьшились. Причина этого не только в статистических манипуляциях.

Реальное снижение уровня жизни отображается не в денежных доходах, а в спаде потребления. Даже явно приукрашенная статистика РФ признает, что он довольно велик. Оборот розничной торговли товарами в 2022-м уменьшился на 6,7% (на 3,1 трлн руб или на 21 тыс руб на душу), а в декабре 2022-го – даже на 10,5% (год к году). См таблицу

Источник: Russianmacro

Зато банковские вклады жителей РФ выросли на 1,4 трлн руб.  У среднестатистического россиянина прибавилось на счете примерно 10 тыс руб и не меньше – на руках. Люди не стремятся их тратить отчасти из опасений, что дальше станет хуже и желания что-то сберечь на черный день, а отчасти – из-за упадка импорта и затруднений с покупкой подходящих товаров.

Рядовые граждане этой экономией денег тоже невольно участвуют в усилиях режима направить максимум средств на войну. Если бы их средства вылились на рынок товаров и услуг, в торговле возникли бы дисбалансы, цены полезли бы вверх, и система пошла бы враскачку, пусть и не в очень опасной для себя степени.

Поиск дальнейших средств

К первой годовщине вторжения власти РФ не подготовили хозяйственного переворота.

Вот подготовленные ими способы наполнения бюджета-2023:

  • через размещение ОФЗ (2,2 трлн руб);
  • через продажу юаней и золота из ФНБ (ликвидная часть ФНБ превышает 6 трлн руб; какую долю из них режим готов отдать в бюджет, не ясно, но явно не все);
  • через изменение налогообложения нефтяных компаний, затрудняющее манипуляции с дисконтами (суммарно – 1 трлн руб). В этом году, видимо, власти пытаются кое-что отобрать даже у Сечина, но, судя по приведенным расчетам, не очень много;
  • через манипуляции с налогообложением крупных фирм, например, в форме «возврата» ими переполученной прибыли (по разным оценкам, от сотен миллиардов до пары триллионов);
  • через «добровольный» взнос в бюджет крупных фирм (возможно, около 300 млрд). Формула пока не согласована, так как власти делают упор на «добровольность», чтобы связать большой бизнес круговой порукой, а магнаты соглашаются на «взнос», но пытаются оформить его таким образом, чтобы ускользнуть от прямой причастности к войне.

Все это, вместе взятое, не обеспечивает в 2023-м какой-то более крупной мобилизации ресурсов, чем та, что была предпринята в 2022-м. Видно, что режим боится по-настоящему завинтить хозяйственные гайки. Скорее всего, он просто знает потолок своих возможностей.

Итоговая цена войны

Все разновидности ущерба, которые несет РФ, конвертируются в конечном счете в количественное и качественное снижение ВВП.

В 2022-м российский ВВП сократился минимум на 2,5% (приукрашенная оценка экспертов ЦБ РФ).

Финансовый аналитик Александра Прокопенко считает, что суммарные потери РФ (исходя из того, что перед войной ожидался рост ВВП около 3%) составили в 2022-м без малого 6% ВВП (9 трлн руб в ценах 2021-го или приблизительно $120 млрд).

К сходным выводам, но на более далеком горизонте времени, приходит Bloomberg Economics. По мнению его экспертов, российская экономика, видимо, избежит краха. Но она соскальзывает в режим выживания, ее плавный спад продолжится, и к 2026-му году ВВП РФ будет на 8% (на $190 млрд) меньше, чем был бы в этом же году без войны.

То есть, в ближайшие несколько лет накопленный материальный ущерб перевалит, возможно, за $1 трлн. Но качественный упадок куда важнее и хуже. Россия превращается в изолированную, стагнирующую, ушедшую в свои мании страну и не сходит с этого пути.  

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Валерий Соловей, политолог
«Выход в гроб»: Валерий Соловей о молчании элит