встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина. Фото: пресс-сдужба Кремля
Встреча Владимира Путина и Си Цзиньпина. Фото: пресс-служба Кремля

Аббас Галлямов: Си Цзиньпин как фактор проекта «Преемник»

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ГАЛЛЯМОВЫМ АББАСОМ РАДИКОВИЧЕМ. 18+

Специально для телеграм-канала «Можем объяснить».

Крепнущая зависимость России от Китая имеет не только внешнеполитическое измерение. В какой-то момент китайский фактор может оказать решающее воздействие и на наши внутренние расклады. Как говорится, «кто девушку ужинает, тот ее и танцует».

Взять, например, перспективы проекта «Преемник». Сам Путин на него теперь — после получения «черной метки» от МУС — вряд ли согласится. Он будет цепляться за власть до последнего. А вот Си Цзиньпин может в какой-то момент занять по этому вопросу иную — отличную от путинской — позицию.

Да, главы России и Китая — союзники, но интересы у них все-таки немного разные. Для Путина главное — сохранить себя; это интерес, можно сказать, «шкурный». Основная задача Си — она, скорее, «институциональная»: не допустить в России революции и крушения режима. Сейчас эти две вещи являются практически синонимами, но в какой-то момент они могут войти друг с другом в противоречие. Иногда режим бывает легче сохранить, избавившись от пересидевшего на троне и ставшего слишком ненавистным тирана.

Падение российского режима и установление в стране демократии создаст очень неприятный для КПК прецедент. В свое время горбачевская перестройка породила там такие брожения, что людей потом танками на Тяньаньмэнь пришлось давить. Это ведь универсальное правило — автократы всегда боятся, что демократизация соседней страны приведет к активизации оппозиции у них дома.

В общем, если лидер Китая решит, что из фактора, стабилизирующего систему, Путин окончательно превратился в фактор ее — системы — дестабилизации, то он может предложить российскому президенту подыскать себе преемника и удалиться на покой.

Самое главное здесь то, что в условиях, когда ему кроме как на Китай положиться больше будет не на кого, Путину придется прислушаться к совету соседа. К тому моменту он уже будет понимать, что по мере его ослабления Си постепенно превратился в главный центр притяжения для российских элит. Как говорится, свято место пусто не бывает. До российского президента дойдет, что если лидеру Китая будет надо, он и переворот организовать сможет. Сам по себе наш истеблишмент на самостоятельные действия не способен, а вот если толчок будет исходить от такого мощного игрока, как лидер Китая, это будет совсем другое дело. Здесь ведь точка сборки нужна — центр, вокруг которого начнутся процессы кристаллизации. Си Цзиньпин на эту роль вполне подходит.

В общем, надо иметь в виду, что публично высказавшись по поводу электоральных перспектив Путина, лидер Китая зафиксировал свою готовность участвовать в российском внутриполитическом процессе.

С точки зрения китайцев это будет только справедливо: когда-то Сталин выбирал лидера китайской компартии и говорил ему, как себя вести, теперь пришло время возвращать долги.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Глеб Павловский, политолог
«Война на диване»: Глеб Павловский о том, как россияне воспринимают «спецоперацию» и чем это грозит