Фото: Юрий Белят

Рубль переходного периода: от опоры на нефтедоллары к зависимости от нефтеюаней

Рубль в 2023-м переходит в более низкую категорию по статусу и надежности. Российская торговля замыкается на китайский рынок, а российская валюта – на неконвертируемый юань.

До вторжения в Украину рубль был сравнительно устойчивой и достаточно предсказуемой валютой. Двадцать лет, с начала века, его прочность определяли пять факторов:

1. Дороговизна нефти и газа на мировых рынках.

2. Сбалансированность торговли с внешним миром. Монопольных покупателей у российских нефти и газа не было. Сальдо внешней торговли всегда было положительным.

3. Возможность выдерживать отток капитала. Баланс притока и оттока обычно был не в пользу РФ, но редко перекрывал огромный профицит внешней торговли.

4. Готовность российских властей сбрасывать излишки вырученных нефтедолларов в резервы.

5. Осмотрительность бюджетной политики РФ. Федеральный бюджет чаще сводился с профицитом, а если фиксировался дефицит, то небольшой.

Сложение этих факторов привело к тому, что с 2000-го по 2013-й среднегодовой курс рубля лишь слегка ослабел – с 28,1 до 31,9 руб за доллар. Потом, из-за устойчивого снижения нефтяных цен и первой волны санкций за аннексию Крыма, курс снизился до 61,0 в 2015-м и остался после этого сравнительно устойчивым. В 2021-м доллар стоил 73,7 руб, а феврале 2022-го из-за предвоенной паники поднялся до 77 руб.

Довоенная внешняя торговля РФ была сбалансирована, примерно половина ее приходилась на западные страны, доля Китая в «предкрымском» 2013-м составляла всего 11% и даже в 2021-м, после восьми лет «поворота на Восток» поднялась лишь до 18%. Накопленные резервы были очень внушительны и достигли к февралю 2022-го $643 млрд.

С февраля 2022-го, в первый год вторжения в Украину, курс рубля стали определять шесть ситуативных факторов:

1. Способность ЦБ РФ остановить финансовую панику.

2. Резкое ограничение возможностей для вывоза капитала из РФ.

3. Взлеты мировых цен на нефтегаз, вызванные войной.

4. Неравномерность разрыва торговых связей России с Западом – экспорт туда еще продолжался, а импорт оттуда уже сворачивался.

5. Возможность перенаправить российские торговые потоки на Восток.

6. Невыход военных трат за рамки бюджетных возможностей РФ.

Панические настроения в первые дни войны и повальное бегство капиталов за границу могли привести к краху рубля. Но он был предотвращен адекватными действиями финансовых властей РФ.

Выдачу в банках наличной валюты ограничили, эвакуацию капиталов заблокировали. Несмотря на это, бегство капитала из России в 2022-м достигло $217 млрд (против $74 млрд в 2021-м), но ущерб был компенсирован огромным положительным  балансом внешней торговли.

Это произошло из-за того, что российский экспорт ($592 млрд) был рекордным из-за «военного» всплеска энергоцен, а импорт ($259 млрд) резко упал. В том числе, экспорт из России в ЕС составил в 2022-м 203 млрд евро и был на уровне исторических максимумов, а импорт из ЕС в Россию рухнул до 55 млрд евро. Выигрыша хватило даже на то, чтобы смягчить блокировку Западом евровых и долларовых резервов РФ.

В совокупности действие этих факторов привело сначала к падению рубля до 120 руб за доллар в начале марта 2022-го, а потом к мощному укреплению его до 50 руб за доллар к лету. Именно тогда, в конце весны, достиг пика огромный дисбаланс внешней торговли.

Во второй половине 2022-го началась своего рода нормализация, но уже на новой базе. Торговля с Западом сворачивалась теперь не только по импорту, но и по экспорту, а с Китаем и Индией росла.

Если в 2021-м на Китай, Индию и Турцию приходилсь 27% российского энергоэкспорта, то в 2022-м – 41%, а в январе 2023-го уже 62%. Январские энергодоходы РФ ($20 млрд) хоть и снизились по сравнению с мартовским пиком 2022-го ($30 млрд), но остались достаточными для сведения финансовых балансов.

Поворот торговых потоков от Европы к Востоку удалось осуществить. Формально рубль вернулся к предвоенному курсу (75 – 78 руб за доллар). Но уже на совершенно новой основе.

Динамика курса доллара США, за 1 USD

Динамика курса доллара США, за 1 USD. Источник: banki.ru

В 2023-м статус рубля оформляется заново. Теперь рубль — зависимая валюта. Его устойчивость определяют пять новых факторов:

1. Юаневые резервы РФ.

В марте 2023-го формальная величина резервов РФ была примерно на $50 млрд ниже предвоенной и составляла $586 млрд. Если вычесть золото и другие малоликвидные активы, то остается $417 млрд.  Из них не меньше двух третей заблокированы и властям РФ недоступны. Оставшаяся часть, в основном юани, и является реальными сегодняшними резервами РФ. Назвать эти резервы большими и удобными для пользования нельзя. Таких скромных валютных запасов у РФ не было почти двадцать лет.

2. Объемы российских нефти и газа, покупаемых Китаем.

В первые месяцы 2023-го Россия обогнала Саудовскую Аравию и стала крупнейшим поставщиком нефти в Китай. С января 2023-го РФ вышла на первое место также и по поставкам в Китай газа, обойдя Туркменистан.

Но, в отличие от нефти, желание Китая дополнительно брать российский газ, оказалось небольшим. Перестав поставлять газ в Европу, РФ потеряла рынок емкостью 120 млн куб м в год. А через трубопровод «Сила Сибири» в этом году уйдут в Китай не больше 30 млн куб м. На мартовских переговорах с Си Цзиньпином Путин упрашивал его одобрить сооружение «Силы Сибири – 2», но успеха не имел. Китай – гораздо более жесткий торговый партнер, чем Евросоюз.

3. Цены, которые Китай соглашается платить за российские энергоносители.

В источниках – разнобой относительно скидок, которые РФ приходится давать покупателям своей нефти. Видимо, они сильно меняются. Но существенно, что на стратегическом горизонте Россия не сможет навязывать цены полумонопольному покупателю своих энергоносителей.

Материальная завязанность России на Китай выходит на уровень зависимости от СССР его восточноевропейских сателлитов. Если темпы роста торговли в 2023-м будут такими же, как в 2022-м, то вес Китая в российском товарообороте приблизится к 40%. Это пока еще ниже, чем зависимость от РФ лукашенковской Беларуси, в торговле которой Россия занимает около 50%, но уже выше, чем доля Советского Союза в товарообороте Польши в 1970-е (примерно треть). 

4. Масштабы российских трат на войну и возможность их выхода из-под контроля.

На конец марта 2023-го засекреченные расходы российского бюджета, т.е. траты на ведение войны, достигли 2,4 трлн руб. Это почти треть всех исполненных расходов и существенно больше, чем было предусмотрено бюджетным планом. В распоряжении Минфина и ЦБ РФ есть механизмы, благодаря которым недобранные бюджетные доходы могут быть компенсированы – например, продажей золота и юаней. Но если из-под контроля вырвутся еще и расходы, то устойчивость рубля наверняка будет потеряна.

5. Непредсказуемость манипуляций Пекина над своей национальной валютой.

Юань не является свободно конвертируемой валютой, и его популярность в мире невелика. Сейчас он довольно устойчив, но в любой момент Народный банк Китая по поручению своего режима может подправить курс этой валюты. Но выбора у РФ больше нет, и юанизация набирает ход. За 2022-й доля юаня в российских расчетах за экспорт выросла с 0,5% до 16%. А на российской бирже по итогам февраля юань впервые стал самой популярной валютой, оттеснив с первой строчки доллар. Процесс набирает ход. 

Новая зависимая модель, которую осваивает российский рубль, по всем пунктам гораздо хуже прежней, довоенной. Раньше критики говорили, что нефтедоллары – не очень надежная база для валюты большой державы. Сегодня видно, что опираться на нефтеюани – гораздо более примитивная и авантюрная стратегия.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Вячеслав Иноземцев. Фото: transatlanticrelations.org
Владислав Иноземцев: «Путин не сможет управлять страной сталинскими методами»