Фото: RIA Novosti archive/ Alexey Kudenko / CC-BY-SA 3.0

Рекордный дефицит бюджета-2023 потребует крайних мер и их уже готовят

Негласный план расходов и доходов, составленный путинскими технократами, провалился. Нефтегазовая выручка оказалась заметно меньше, чем ждали, а военные траты – гораздо больше. Убытки спешно перекладывают на рядовых россиян.

После мартовской паузы возобновился стремительный рост бюджетного дефицита. Только в апреле он вырос на 1 трлн руб и за четыре месяца составил 3,4 трлн. В 2022-м дефицит был равен 3,3 трлн (при доходах 27,8 трлн и расходах 31,1 трлн). А в 2023-м по плану установлен на уровне 2,9 трлн  (при доходах 26,1 трлн и расходах 29,1 трлн). Этот план уже безоговорочно перечеркнут.

Случилось необычное. Одновременно (см табл) рухнули доходы (на 2,3 трлн по сравнению с тем же отрезком 2022-го) и резко подскочили расходы (тоже на 2,3 трлн). Ежедневные бюджетные траты составили в январе 2023-го – 97 млрд, в феврале – 98 млрд. В марте они упали было до 75 млрд, но в апреле опять взлетели до 104 млрд. Такой разбалансировки бюджета в последние десятилетия не фиксировалось.

Тайный план не сработал дважды

После опубликования апрельских итогов министр финансов Антон Силуанов впервые признал, что бюджетный дефицит в 2023-м будет не таким, как обещали. На бюрократическом языке это прозвучало так: «Минфин… не исключает отклонения как в меньшую, так и в большую сторону от плана, многое будет зависеть от динамики поступления нефтегазовых доходов… Нефтегаз нас подкашивает».

Министр невольно сообщил гораздо больше, чем хотел. Если исходить из официальных заверений, согласно которым нефтегазовые доходы в 2023-м должны составить 8 трлн руб, то небольшой их недобор в январе-апреле уж точно ничего не должен был «подкосить».

Российская финансовая машина заточена под аккуратное выполнение плана по доходам и легко добивается этой цели. Недобор был автоматически восполнен продажами за рубли довольно умеренных объемов юаней и золота и передачей выручки в бюджет. С 1 января по 1 мая запасы юаней в ФНБ уменьшились с 310 млрд до 288 млрд, а золота – с 555 т до 521 т. При таких темпах расходования резервов можно продержаться лет пять, если не больше.

Но если выйти из формальной плоскости, то мысль Силуанова легко расшифровать. Во-первых, в бюджетный план заложены не 8 трлн нефтегазовых рублей, а 8,9 трлн – считая вместе с так называемыми дополнительными доходами. А во-вторых, для внутреннего употребления путинские финансисты определенно имели другой план – с существенно большими нефтедоходами. Скорее всего, на уровне предыдущего 2022-го – 11,6 трлн.

Тогда бюджетные поступления в 2023-м составили бы 28,8 трлн, и при плановом дефиците в 2,9 трлн соответствовали бы расходам на уровне 31,7 трлн. Сравним эти цифры с прошлогодними и согласимся, что они выглядят гораздо правдоподобнее, чем официальный бюджетный проект, аскетизм которого явно не соответствует реалиям войны. Просто тайные расчеты не сбылись. Причем дважды.

Накопленным итогом за последние 12 месяцев (май 2022-го – апрель 2023-го) бюджетные доходы составляют 25.6 трлн, расходы – 33.5 трлн, а дефицит – 7.9 трлн.  Это почти вдвое больше рекордного в XXI веке бюджетного дефицита, зафиксированного в ковидном 2020-м – 4,1 трлн.

Не меньшей проблемой, чем падение доходов, стал выход из-под контроля бюджетных расходов. Из-за взлета военных трат они явно больше, чем ожидали госфинансисты. Годовой план по расходам на нацоборону за четыре месяца, т.е. за треть года, выполнен с большим опережением — на 44,9%, а по так называемым нераспределенным (т.е. тоже военным) тратам – на 44,6%. Сколько война затребует еще, вряд ли знают и сами капитаны государственных финансов.

Но мало сомнений, что, помимо покрытия «планового» трехтриллионного дефицита, из невоенной части экономики и из карманов подданных будут дополнительно извлечены от 5 трлн руб (если в 2023-м дефицит останется на уровне нынешнего 12-месячного) до 7 трлн руб (если нынешний четырехмесячный дефицит за год утроится и достигнет 10 трлн руб).

Эти мероприятия можно условно разделить на три пакета. Первый из них уже реализуется. Второй будет запущен через несколько месяцев, если не хватит первого. А третий держат про запас и пустят в ход только в крайнем случае.

Пакет № 1

– Попытки взять в долг больше денег, чем в прошлые годы.

В планах на 2023-й заложено размещение облигаций федерального займа на 2,6 трлн, в том числе 1,5 трлн для покрытия дефицита. Но даже эти объемы средств экономика дает неохотно. Приходится платить высокие проценты и размещать невыгодные для властей флоатеры – облигации с плавающей ставкой. Ресурсов для резкого увеличения поступлений тут не просматривается.

Завлечение личных накоплений в казенные схемы.  

Ведомство Силуанова, по его словам, готовит несколько инструментов, чтобы граждане в расчете на обещанную выгоду вверяли свои деньги властям, вместо того, чтобы тратить их на свои нужды. Кое-что у властей тут может получиться.

– Мобилизация так называемых остатков средств федерального казначейства и другие финансовые манипуляции.

Такими способами можно привлечь, возможно, до двух триллионов руб, считает Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ. Правда, эти операции проворачиваются только один раз.

Уменьшение государственных субсидий.

Хотя и не проводится еще широким фронтом, но уже ведет к сокращению авиаперевозок и скорому удорожанию топлива.

– Дальнейшие попытки сэкономить на субсидировании регионов.

В половине регионов бюджеты на 30% или более состоят из федеральных трансфертов всех категорий. Это субсидирование обходится федеральной казне почти в 4 трлн. Ужимая эти траты в 2022-м в реальном исчислении, а в плане на 2023-й уже и в номинальном, власти еще и перебросили заметную их часть (0,4 трлн) на освоение четырех частично завоеванных украинских областей. Старания продолжить этот курс экономии теряют эффективность – кризис части региональных бюджетов заставляет, наоборот, ускоренно их финансировать. За четыре месяца годовой план по трансфертам был выполнен уже на 61,3%. Но все равно, в нескольких регионах, например, в Волгоградской области, сотрудникам муниципальных учреждений начинают задерживать зарплаты.

Первого пакета хватит только если рост военных трат остановится, но это не очень вероятно.

Пакет № 2

– Эмиссия, официально именуемая переводом в бюджет средств из неликвидной (т.е. виртуальной) части ФНБ.

В конце прошлого года таким порядком эмитировали примерно 2 трлн. Скорее всего, придется вернуться к этой практике, хотя ее следствием станет ускорение инфляции. Одним из важнейших профессиональных достижений российских финансовых властей стало снижение роста цен (до 4,6-5% в 2023-м по полуофициальному прогнозу). Очень возможно, что с этим достижением придется распрощаться и прогнозы переделать.

– Поддержка ослабления рубля и уменьшение ввоза потребительских товаров.

Заложенное в текущий прогноз Центробанка сохранение прошлогодних физических объемов товарного импорта выглядит трудно реализуемым в условиях 2023 года. Сам Центробанк предполагает, что положительное сальдо счета текущих операций (а это в первую очередь сальдо внешней торговли) составит в этом году всего $47 млрд, т.е. сократится почти впятеро по сравнению с 2022-м. Содействие ослаблению рубля выглядит естественным ответом на ухудшение внешнеторгового баланса.


Первый пакет – это расходование всех доступных резервов и подготовка ко второму. А вытекающее из второго пакета уменьшение импорта потребительских товаров, сопровождаемое еще и увеличением инфляционного налога из-за эмиссии, обеспечит то затягивание поясов, которого властям в 2023-м будет достаточно. Концы с концами кое-как сведут, пусть и с растратой основных резервов и с потерей запаса прочности. Но о дальнейшем в российских верхах думать не принято.

А к третьему пакету, т.е. к широкому урезанию гражданских расходов и переброске рабочей силы из невоенных секторов в военные, режим постарается пока не приступать. Иллюзия нормальности для него все еще имеет значение.     

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Эван Гершкович
Заложник у коллективного Запада. Андрей Захаров об аресте Эвана Гершковича