Военная полиция. Фото: РИА Новости
Военная полиция. Фото: РИА Новости

СВОлочизм. Как российскую армию после вторжения в Украину захлестнуло насилие

Путинская агрессия в Украине развязала руки не только наемникам из «ЧВК Вагнер», но и простым военнослужащим. Как выяснил проект «Можем объяснить», после начала войны в рядах российской армии серьезно вырос уровень насилия. Солдаты стали чаще распускать руки, превышать свои полномочия и даже совершать убийства. Близость к зонам «СВО» только увеличивает это насилие. 

Ножом в грудь и кулаком в глаз

10 января в поселок Кантемировка Воронежской области прибыли несколько десятков военнослужащих танкового батальона одной из российских воинских частей. Кантемировка — это своего рода ворота из России в Донбасс. Там дислоцируются военнослужащие, которых впоследствии отправляют в места проведения так называемой «СВО». СМИ рассказывали, что в 10-тысячном поселке городского типа сейчас одномоментно находится не менее 12 тысяч человек, а все немногочисленные гостиницы и хостелы забиты (они отданы под проживание военнослужащих либо переселенцев из Донбасса). Следы «специальной военной операции» в Кантемировке видны повсюду — там постоянно открывают мемориальные таблички погибшим при вторжении в Украину и столь же регулярно хоронят жертв войны с российской стороны. В конце июня под Кантемировкой потерпел крушение самолет Ан-24, в результате чего погибли как минимум три человека. По некоторым данным, он мог быть сбит.

Зимой в этом поселке располагался палаточный пункт обогрева. Российские военные, прибывающие в Кантемировку, разгружали технику и затем уезжали в районы боевых действий. Среди них был и житель подмосковного Ногинска Акрамжон Джапанов, призванный на службу в рамках мобилизации, которую Путин объявил в сентябре 2022 года. От призыва Джапанова не спасло даже наличие двух несовершеннолетних детей (по закону его жена должна была находиться минимум на 22-й неделе беременности). Вскоре после мобилизации мужчину назначили командиром 3 танкового взвода 2 танковой роты и в январе отправили под Воронеж. То, что в итоге произошло в Кантемировке, вполне ясно характеризует уровень российской армии.

Акрамжон Джапанов. Фото из личного архива

Вечером 10 января Джапанов не вынес тягот мобилизации и здорово напился. А затем поссорился с другим военным — старшим сержантом, с которым они прибыли в пункт временной дислокации. Что стало причиной конфликта — неизвестно, в материалах суда об этом нет упоминаний. Зато известно, что ссору попытался прекратить командир танка 2-го танкового взвода 2-й танковой роты (его фамилия вымарана из приговора). Он встал между двумя военными, а затем повалил Джапанова на землю. Оскорбленный Акрамжон выбежал на улицу, где нашел охотничий нож «Беркут». Мужчина решил отомстить своему обидчику, нашел его сидящим на пеньке и дважды ударил ножом — сначала в грудь, а потом в левую руку. Потерпевший чудом остался жив, его доставили в больницу, где оказали первую помощь.

Против Джапанова возбудили уголовное дело по 334 статье УК РФ (насильственные действия в отношении начальника). Однако суд впоследствии переквалифицировал обвинение на 286 статью (превышение должностных полномочий). Джапанов признал вину и его приговорили к 4 годам условно.

Впрочем, нервы подводят не только тех, кто был призван в армию по мобилизации, но и тех, кто пошел туда служить по контракту. Яркий пример — военнослужащий Валерий Чумаков, подписавший договор с российским Минобороны и отправившийся в зоны проведения «СВО». За участие в российской агрессии против Украины он даже получил ведомственную награду – «За боевое отличие». Вернувшись с войны, Чумаков продолжил службу в инженерно-саперном батальоне одной из войсковых частей на Дальнем Востоке. Но там столкнулся с неподчинением приказам от младшего по службе. 

Чумаков построил заступающих в суточный наряд дневальных, но один из солдат решил его ослушаться. Из-за этого контрактник схватил рядового за форменное обмундирование и ударил кулаком в правый глаз. «В результате потерпевшему был причинен кровоподтек правого глаза, физическая боль и нравственные страдания», — говорится в материалах Краснореченского гарнизонного военного суда. Чумаков признал себя виновным и в суде выразил готовность вновь отправиться на войну. За это суд назначил ему наказание ниже низшего предела и оштрафовал на 80 тысяч рублей.

Фото: Дарья Сеймовская / ФедералПресс
Фото: Дарья Сеймовская / ФедералПресс

Закопать сослуживца живьем

Рост насилия среди военнослужащих российской армии подтверждает и судебная статистика, изученная «МО». Мы проанализировали уголовные дела, поступившие в гарнизонные военные суды за последние два года. В выборку попали статьи, касающиеся преступлений против личности (105, 111, 112, 113, 114, 115, 119 УК РФ), преступлений против военной службы (334, 335 УК), а также превышение должностных полномочий (286 УК, по ней часто судят военных, распускающих руки). Из выборки были исключены дела, где эти обвинения шли «в довесок» (например, по делам о терроризме). Оказалось, что после войны количество материалов, поступивших в суды по перечисленным выше статьям, выросло почти в полтора раза. За период с июня 2021-го по июнь 2022-го в суды поступило около 520 подобных дел. А с июня 2022-го по июнь 2023-го — более 780 материалов. И некоторые дела выделяются даже на фоне других подобных случаев насилия в рядах вооруженных сил РФ.

В ноябре 2022 года в одной из воинских частей аннексированного Крыма службу по контракту проходили двое военнослужащих: Владимир Демченко и Евгений Мельников. Оба до этого участвовали в «СВО», в парадах Победы на Красной площади, а список их наград занимает несколько строк приговора суда: здесь и медаль Суворова, и медаль «За отвагу», а также награды «За службу в морской пехоте», «За отличие в военной службе III степени», знаки отличия всероссийской общественной организации морских пехотинцев «Тайфун». Их младший по званию сослуживец не располагал столь большим опытом службы, за что и поплатился.

Демченко и Мельников решили «воспитать в подчиненном добросовестное исполнение им обязанностей военной службы». Проще говоря — стали издеваться над парнем по фамилии Бутовский. Сначала Демченко отобрал у потерпевшего вверенный ему по службе автомат, выкинув его на обочину дороги, а Мельников отобрал у него штык-нож и оставил его у себя. После этого потерпевшему скрутили руки за спиной и отвели на учебное поле к окопам для стрельбы. Там парня положили лицом в землю и начали закапывать живьем. Свой умысел не довели до конца, но и издевательства не прекратили. Через несколько часов потерпевшего закидали землей с камнями, а затем вновь положили лицом вниз. Мельников с силой наступил на коленные суставы Бутовского и прижал его голову к земле. После этого парня отвели к колодцу и приказали лезть туда. Но тот отказался, чем ешь больше разгневал садистов. Его избили и пригрозили отрезать палец. 

В суде оба контрактника признали вину, но многочисленные награды и участие в «СВО» помогло им избежать колонии. Демченко и Мельников получили по 3,5 года колонии условно по статье о превышении полномочий.

Участие в войне вообще облегчает наказание для военных, узнал «МО», проанализировавший сотни решений военных судов. Особенно судам «нравится», если военные получают на «спецоперации» какие-либо травмы. Так произошло и в истории контрактника Кирилла Галкина, служившего в воинской части на Сахалине. В 2022-м он добровольно отправился на войну в Украину, где был ранен. После этого мужчина вернулся в воинскую часть. 

В ночь на 15 февраля Галкин напился прямо в казарменном отделении и стал громко слушать музыку Это сильно не понравилось одному из военнослужащих. Молодой человек сделал Кириллу замечание, но тот отреагировал агрессивно — схватил стул и бросил в потерпевшего. К несчастью, табурет угодил тому прямо в голову. Военный упал и потерял сознание. Экспертиза диагностировала у него легкий вред здоровью. Галкину предъявили обвинение все по той же статье 286 УК РФ и приговорили к 3 годам условно. В суде он признал вину.

За полтора года войны в рядах вооруженных сил РФ произошло и несколько убийств. Самое громкое из них случилось в зоне «спецоперации». Согласно данным суда, военнослужащий по контракту Алексей Усенко, будучи пьяным, принял двух мужчин за диверсантов и выстрелил в одного из них из автомата. От полученных ранений тот умер. Позднее выяснилось, что за врагов солдат принял бойцов Росгвардии, следовавших на гражданской машине рядом с колонной. В составе данной военной колонны Усенко двигался к позициям первой линии. В суде Усенко настаивал на своей невиновности. Но суд занял противоположную позицию и приговорил Усенко к 10 годам колонии.

Машина следственного комитета
Машина следственного комитета. Фото: пресс-служба СК РФ

«Необходима комплексная реабилитация»

«Можем объяснить» обнаружил 6 уголовных дел по статьям об убийстве, которые были рассмотрены военными судами с июня 2022 по июнь 2023 годов (годом ранее всего 2). Большая часть из них оказалась засекречена, приговоры по ним опубликованы не были. Еще одно дело касалось покушения на убийство, которое произошло во Владимирской области. По данным следствия, контрактник по фамилии Тычков решил отомстить недоброжелателю своей супруги, который оставлял оскорбительные послания на ее странице в VK. Контрактник несколько раз ударил потерпевшего ножом на пороге его квартиры. За это суд дал ему условный срок в 6 лет. 

После вторжения в Украину пропаганда вовсю старается убедить простых россиян, что война практически не отражается на психике участвующих в ней военнослужащих. «На войне ломаются единицы», уверяет издание «Газета.ру», по такому случаю опубликовавшее интервью с военным психологом. Но с этим согласны далеко не все. В том числе и российское Минобороны. В феврале военное ведомство создало рабочую группу, которая начала разработку программу психологической реабилитации старшего командного состава вооруженных сил РФ, принимающего участие во вторжении.

У многих военных, переживших боевые действия, возникает посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). По данным Минздрава РФ, от 3% до 11% военнослужащих страдают от ПТСР. Риск этого заболевания напрямую зависит от опыта и подготовки военного, 

говорит соучредитель центра психологической помощи «НеТерпи» психолог Ксения Иванова.  Если это профессиональный военный, который бывал в условиях боевых действий и его к этому готовили, у него, вполне вероятно, ПТСР не разовьется. Если же это человек, который взрывы видел только по телевизору, то вероятность развития ПТСР очень высокая, считает Иванова. Чаще всего такие люди, если и возвращаются, то с огромной психологической травмой. И если им не помогать с ней справляться, дальше будут зависимости (наркотическая, алкогольная), неконтролируемая агрессия и насилие, в первую очередь домашнее, депрессии. 

«Необходима комплексная реабилитация: медицинская, психологическая, социальная. Важно бывших военных заново интегрировать в общество, а для этого они должны быть для общества безопасны по крайней мере. Психологическая помощь понадобится самого широкого спектра — работа с травмой, работа с депрессиями, работа с новой идентичностью и принятием себя, работа с зависимостями, агрессией, построение нового будущего, ведь с военных действий ко всему прочему люди возвращаются зачастую тяжело травмированными и физически», — говорит Иванова.

Еще в 2020-м году Минобороны объявило о победе над дедовщиной в армии. Об этом заявлял на тот момент замглавы военного ведомства Андрей Картаполов. По словам будущего депутата Госдумы, это стало результатом «правильно выбранного направления совместных действий по наведению уставного порядка в Вооруженных силах». Российская пропаганда после вторжения в Украину также регулярно пишет о том, что дедовщины нет ни в армии, ни в зонах проведения «СВО». «Двадцать четыре на семь все с оружием. А это весомый аргумент в любом конфликте», — цитировало издание Ura.ru анонимного военного, участвующего во вторжении. По мнению военного адвоката Максима Гребенюка, такое явление как дедовщина действительно ушло. Но уровень насилия не снизился, а даже вырос.

«Полууголовную традицию (связанную с двухлетним сроком службы в армии) удалось разрушить. Но насилие в вооруженных силах осталось практически на достаточно высоком уровне. Люди, находящиеся в зоне специальной военной операции, часто выпивают алкоголь плюс командование допускает рукоприкладство. Поэтому уровень насилия, на мой взгляд, из-за СВО даже вырос», — заключил Гребенюк.

«Полигон» — независимое интернет-издание. Мы пишем о России и мире. Мы — это несколько журналистов российских медиа, которые были вынуждены закрыться под давлением властей. Мы на собственном опыте видим, что настоящая честная журналистика в нашей стране рискует попасть в список исчезающих профессий. А мы хотим эту профессию сохранить, чтобы о российских журналистах судили не по продукции государственных провластных изданий.

«Полигон» — не просто медиа, это еще и школа, в которой можно учиться на практике. Мы будем публиковать не только свои редакционные тексты и видео, но и материалы наших коллег — как тех, кто занимается в медиа-школе «Полигон», так и журналистов, колумнистов, расследователей и аналитиков, с которыми мы дружим и которым мы доверяем. Мы хотим, чтобы профессиональная и интересная журналистика была доступна для всех.

Приходите с вашими идеями. Следите за нашими обновлениями. Пишите нам: [email protected]

Главный редактор Вероника Куцылло

Ещё
Нападавший и избитый подросток. Фото: соцсети
На войну пошли тинейджеры. Как украинский конфликт вызвал всплеск подростковой преступности